Политические риски во времена инвестиционного постмодерна

Политические риски во времена инвестиционного постмодерна

  • Вторник, 04 августа 2015 03:00
    • Наше время, когда международный обмен капиталом определяет судьбу мировой экономики и отдельных стран, можно назвать инвестиционным постмодерном. В связи с ростом неопределённости инвесторы уделяют всё больше внимания оценкам и прогнозированию политических рисков. Инвестиционная среда на Кипре в целом благоприятна для россиян, но оставлять политические риски за пределами внимания инвесторов было бы ошибкой.          

      Начнём с краткого экскурса в историю Восточного Средиземноморья, в первую четверть Х века н.э. До образования грозного Норманнского Королевства на юге современной Италии оставалось полтора века, но пришельцы с Севера уже начинают досаждать Византии. На её сторону в борьбе против норманнов встают венецианцы. Помогают, легко разгромив норманнские суда, и в награду в 922 г. н.э. получают от Византии императорский подарок – освобождение от всех таможенных пошлин. Соглашение с Константинополем резко увеличило торговые прибыли Венеции, способствуя её экономическому возвышению. Венецианцы довольны, хотя по свидетельствам очевидцев «негоциантская дерзость их не имела себе равных». Однако через сто лет, в период экономического кризиса Константинополь отменил все привилегии. Позднее венецианцам удалось вернуть часть бенефиций, но финал этой истории не так важен. Перед нами классический случай политического риска в результате одностороннего расторжения контракта государством. Причина заключена в недостаточном мониторинге византийской ситуации: политических противоречий при дворе Константина VII (Багрянородного), вызвавших экономические трудности.1

      Риск как реверс инвестиционного постмодерна

      Инвестиции – главный двигатель мировой экономической системы. Именно они во многом определили то состояние современности, которое условно называют глобализацией. Для многих стран они играют решающую роль, определяя траектории взлёта или падения национальных экономик. Но торжество инвестиционного постмодерна – финансовой либерализации, безудержного экономического роста и потребительского рая – имеет свою обратную сторону (реверс). И здесь мы должны начать разговор о рисках.

      Среди их множества фундаментальным является политический риск. Он – производная от основы основ любого государства: политики. Диапазон политических рисков широк и объединяет все неприятности, ожидающие иностранного инвестора, в результате действий государства, в котором он решил приумножить состояние.

      Наиболее радикальные проявления политического риска – конфискации, экспроприации – возникают в результате революций и различного рода coupd’état2. Для компаний, работающих в Африке, подобные события и сегодня остаются в зоне возможной реальности. В развитых странах это, конечно, экзотика. Здесь более распространены мирные формы политических рисков. Самые распространённые среди них: отзыв лицензий, расторжение контракта (исторический пример выше), государственное вторжение в область корпоративного управления, блокирование M&A3 сделок, внезапные изменения в законодательстве. Получить общее представление о типах политических рисков в различных регионах мира можно из Таблицы 1.

      izotov

      Греческие инверсии5: трагедии и триумфы

      Обратимся к примерам из современности. В конце 2013 года, в самый разгар греческого кризиса, произошла показательная история. Экономика страны настолько сдала позиции, что индексные агентства перевели Грецию из «развитых» стран в группу «развивающихся». Казалось бы, не самое благоприятное время для инвестиций. Но неожиданно по итогам года рост греческого рынка акций превысил 20%. Спасение банковской системы, в том числе за счёт международных кредитов, при-вело к резкой капитализации финансового сектора страны.

      На греческую трагедию отреагировали американские хедж-фонды. Они активно скупали акции греческих банков, составлявшие тогда более трети биржевого оборота. Самым известным инвестором стал миллиардер Джон Полсон, который через компанию Paulson & Co приобрёл 5,4% акций греческого AlphaBank. Американец инвестировал на непрозрачных условиях и в PiraeusBank. Полсон также разжился долей в 9,9% в EYDAPSA - крупнейшей греческой компании в области водоснабжения.

      Сделку с Alpha Bank в информационном поле комментировали неохотно, и только греческое законодательство, обязывающее раскрывать имена акционеров, приобретающих более 5% активов стратегических банков, заставило обнародовать информацию.

      Сделка с EYDAPSA объясняет, почему «Сириза» в своих «40 пунктах» (см. далее) включила водоснабжение в число стратегических отраслей экономики, в которых крупнейшие компании подлежат национализации. Первоначальные прибыли были столь высоки, что на страницах Financial Times замелькали заголовки о хедж-фондах, превращающих «греческую трагедию в собственный триумф». Но часть из них всё же не успела среагировать на политические риски. «Виноваты» в этом оказались парламентские выборы в январе 2015 года, на которых триумфальную победу одержал леворадикальный альянс «Сириза».

      Посмотрим на знаменитые «40 пунктов» Манифеста «Сиризы» – программы, укрепившей симпатии избирателей – через призму политических рисков. Для понимания происходящего вспомним, что больше всего голосов альянс получил среди безработных, а меньше всего – среди владельцев бизнеса. Реформы «по Сиризе» предполагают:

      1. повышение налогов на крупные компании (не уточняется греческие или иностранные) до среднеевропейского уровня;
      2. запрет на спекулятивные операции с ценными бумагами;
      3. национализацию публичных компаний в стратегических секторах экономики;
      4. восстановление коллективных трудовых контрактов;
      5. ограничение практики временного найма на работу и контрактов «на неопределённое время»;
      6. национализацию частных больниц, отказ от участия частного сектора в национальной системе здравоохранения, национализацию банков.

      Список просится на страницы руководства по политическим рискам, в раздел полной классификации. Но хедж-фонды, часто играющие на грани политического фола, знают, на что идут. Экономическая асимметрия в ЕС, раскол на богатых и бедных озолотил многих. Сейчас деньги надо спасать. Как в зеркальном отражении триумф «Сиризы» может стать трагедией для инвесторов.

      Становится понятной настойчивость, с которой США (тезис о связи политиков с хедж-фондами вероятен, хотя и трудно доказуем) призывают Грецию и ЕС на сложных экономических переговорах к скорейшему взаимопониманию. Правительству в Афинах придётся искать баланс между выполнениями обещаний перед гражданами и устранением опасности бегства капиталов.

      Чем бы ни закончились греческие триумфы и трагедии, Кипру стоит внимательнее присмотреться к ним. Особенно в свете того, что Министерство финансов и CySEC6 намереваются существенно упрочить позиции острова как юрисдикции для инвестиционных фондов.

      Политические риски на Кипре: неплохие новости для россиян

      Ситуация на Кипре перед началом финансового землетрясения 2013 года характеризовалась феноменальным невниманием к факторам политического риска.

      Подчеркнём, что, несмотря на финансовое измерение прошедшего кризиса, его политическая природа остаётся очевидной. Аналитические агентства и внешние наблюдатели упустили из виду один из ключевых индикаторов – качество государственного управления. За внешним благополучием предкризисных лет скрывались ухудшающееся качество бюрократии при её чрезмерном количестве, рост уровня конфликтности в политическом поле, практика неформальных договоренностей между политическими и экономическими элитами. В политической традиции начала закрепляться опасная практика уступок власти «группам давления» из финансово-банковских кругов, ставшая одной из причин роковой для Кипра тесной связи с греческой финансовой системой.

      Уязвимые места кипрской политики, спровоцировавшие кризис, были очевидны. Но, как известно, более всего удивляют события, которые легко предвидеть. Единицы из работающих на острове крупных компаний смогли избежать критических потерь. Большинство не смогло правильно оценить баланс между внутренними и внешними политическими рисками. Решение «тройки» внешних кредиторов в пользу стратегии bailin (помощь кипрским банкам за счет их же вкладчиков) шокировало многих.

      Спустя два года в оценке инвестиционных перспектив на острове можно констатировать осторожный оптимизм. Сохраняется поддержка президента и следование приоритетам заявленного политического курса, в парламентском процессе наблюдается больше компромиссов, снизился уровень национальной фрустрации. Международные агентства, оценивающие уровень инвестиционного риска, отмечают наметившийся прогресс. Государство отказалось от строительства модели национальной экономики по типу «финансового бутика», приведшей в своё время к огромным диспропорциям. Частные компании и фонды уже не могут при попустительстве властей «заигрываться» с инвестициями и переводными ценными бумагами.

      Тем не менее, пренебрегать политическими рисками на острове было бы ошибкой. В связи с существующими займами по линии «тройки» сохраняется вероятность внешнего давления, способная привести к изменениям законодательной и налоговой среды. Внутренние риски могут быть связаны с усилением профсоюзного движения (в частности, как реакции на ограничения привилегий госслужащих) и возможной радикализации политических движений. Последний фактор может перейти в область политической психологии и стать своего рода копированием нонконформизма греческих избирателей, «не склонившихся перед диктатом кредиторов».

      Политические риски иностранных инвестиций привлекают всё больше внимания экспертов. В этой связи для российских инвесторов на Кипре есть неплохие новости. Последние данные подтверждают, что там, где существует симпатия граждан к государству-инвестору (связанным с ним компаниям), уровень риска заведомо ниже. Современные модели прогнозирования политических рисков учитывают в качестве дополнительных индикаторов культурные и религиозные ценности в обществе. Особую значимость эти факторы приобретают в странах, где неправительственные институты влияют на принятие политических и финансовых решений. Кипр – хороший пример такой ситуации: отношение к России и её гражданам-инвесторам благожелательное, а профсоюзы и Церковь, разделяющие такую позицию, являются сильными игроками в политике и экономике.

       

      1 Автор благодарит за идею примера Анастасию Бордовских (кафедра политического анализа факультета госуправления МГУ).

      2 Coup d’état (фр.) – «государственный переворот».

      3 Mergers and Acquisitions (англ.) – «слияния и поглощения».

      4 World Investment Prospects to 2011. Foreign direct investment and the challenge of political risks. Economist Intelligence Unit, 2007.

      5 Инверсия – изменение нормального положения элементов, расположение их в обратном порядке.

      6 Cyprus Securities and Exchange Commission – Кипрская комиссия по ценным бумагам и биржам.

       

      Владимир Изотов

      Политолог

      Кандидат политических наук

      Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.          

       

       

    • Read 1677 times