Пять катастроф за пятнадцать лет

Пять катастроф за пятнадцать лет

  • Пятница, 13 мая 2016 10:52
  • Несмотря на то, что Кипр является небольшой страной, с 1999 года он успел претерпеть пять крупных катастроф. Крах на Кипрской фондовой бирже 1999 года. Крах в сфере недвижимости. Обвал кипрского фондового рынка 2008 года. Кризис госдолга и госрасходов 2012-2013 гг. Кризис в банковском секторе 2012-2013 гг. Причиной каждого из этих циклов подъёма и спада можно назвать победу надежды над рациональными ожиданиями в сочетании с коррупцией, плохим регулированием и запутанным сочетанием деловых и политических интересов. Если Кипр не изменит свою политику, существует высокий риск повторения тех же ошибок и в будущем.

    КРАХ НА КИПРСКОЙ ФОНДОВОЙ БИРЖЕ 1999 ГОДА

    Крах на Кипрской фондовой бирже 1999 года был примечателен тем, что цены на акции росли очень быстрыми темпами в первые 11 месяцев года. 4 января, в первый день торгов в 1999 году, общий индекс составил 90,63. К 15 июля этот показатель вырос вдвое – до 184,91. Далее рост был экспоненциальным: 30 ноября индекс достиг своего максимума в 847,91 пунктов и начал снижаться.

    Бум имел все типичные характеристики финансового «пузыря». Домохозяйства занимали деньги, часто без залога, с целью вложить средства в акции. Банки предлагали дешёвые кредиты, зачастую с использованием акций в качестве залога. Тысячи частных инвесторов (многие из которых были неграмотны и не имели малейшего представления о корпоративных финансах, лежащих в основе принципа работы фондовой биржи) вложили все свои сбережения и доходы – и потеряли их.

    Причиной этого первого краха можно назвать финансовую незрелость. Фондовая биржа была новым феноменом; на международных финансовых рынках царила эйфория, в то время как надвигался бум интернет-компаний, и мир охватила мания в преддверии наступления миллениума. Тот факт, что восточно-азиатский финансовый кризис 1997-1998 гг. спровоцировал финансовый кризис на Украине и в России, не был отражён в каких-либо анализах риска.

    И всё же, когда произошла катастрофа, неизбежно начался поиск виноватых. Инвесторы обвинили своих биржевых маклеров и связанные с ними финансовые интересы (в том числе банки и многих владельцев компаний) в краже в крупных размерах. И хотя такие случаи, несомненно, имели место быть, ясно, что причинами «пузыря» стала необузданная эйфория на фоне недостаточного регулирования. Хотя Центральный Банк Кипра издал несколько предупреждений, они не были услышаны ни банками, ни инвесторами.

    ЦБ Кипра цитирует исследование, проведенное совместно с Cyprus College после краха, с целью определить, что пошло не так. Среди результатов исследования:

    Индекс цен на акции Кипрской фондовой биржи (CSE) увеличился примерно в восемь раз к ноябрю 1999 года по сравнению с концом января 1999 г. Этот взлёт цен на акции наряду с ростом количества новых регистрируемых на бирже участников привел к огромному увеличению рыночной капитализации до €24 млрд в конце 1999 года (против €1,8 млрд в 1996 году), то есть к росту на 1300%. После резкого роста в 1999 году коррекция рынка была неизбежна: индекс CSE резко упал, и рыночная капитализация сократилась до €9,6 млрд к концу декабря 2001 года. «Пузырь» лопнул, что пошатнуло доверие инвесторов и привело к существенному спаду активности на фондовой бирже.

    Значительное количество домохозяйств вложили свои сбережения в фондовую биржу и в результате потеряли свои деньги. Крах фондовой биржи отразился на основах экономики.

    • Около 43% домохозяйств на Кипре на каком-то этапе являлись держателями акций после 1999 года. Этот процент прямого владения акциями был одним из самых высоких в мире. До 1999 года количество держателей акций было ограничено примерно до 7% и являлось прерогативой в основном домохозяйств с более высокими доходами.
    • Основной массой домохозяйств, участвовавших в торгах на Кипрской фондовой бирже, стали люди со средним уровнем доходов. Выиграли в этой ситуации наиболее обеспеченные слои по сравнению со всеми другими группами населения, поскольку они приобрели акции до 1999 года и успели на них заработать.
    • В среднем типичное домохозяйство инвестировало около 83% своего годового дохода в CSE, при этом покупка акций была профинансирована примерно на три четверти за счёт собственных средств и примерно на одну четверть за счёт заёмных средств.
    • Домохозяйства, которые воспользовались как собственными, так и заёмными средствами, потратили больше денег, чем остальные, и понесли наибольшие потери после того, как лопнул «пузырь» фондовой биржи.

    Эти статистические данные действительно пугают: инвестировать 83% своего дохода в акции компании, которая не изменила каким-либо кардинальным образом своих принципов и не может потенциально расти на 800% в год, – это не что иное, как глупость. Тем не менее когда все вокруг хвастаются своими нереальными «заработками» на бирже, легко присоединиться к общей массе.

    БУМ НА РЫНКЕ НЕДВИЖИМОСТИ

    Бум на рынке недвижимости был обусловлен рядом факторов, не последним из которых стали поиски кипрскими потребителями безопасного «убежища». После краха на бирже люди стали усиленно искать активы, которые, по их мнению, были бы безопасными, а недвижимость, несомненно, возглавляла список приоритетов.

    Данные инвестиции были также подпитаны предстоящим вступлением Кипра в Европейский союз. Переговоры по этому вопросу с Кипром начались в 1998 году, и к моменту краха кипрской биржи уже удалось добиться значительного прогресса. Было ясно, что Кипр находится на пути вступления в ЕС, и многие иностранные инвесторы, в частности британцы, стали активно покупать недвижимость на Кипре.

    Хотя эти покупки изначально рассматривались как второй дом, загородный дом или дом, куда можно перебраться после выхода на пенсию, взлёт цен на недвижимость в Пафосе и в регионе убедил многих инвесторов в том, что им гораздо выгоднее покупать и сразу быстро сбывать недвижимость, чем фактически использовать её для проживания.
    Масштабы бума наблюдаются и в количестве выданных разрешений на строительство. В 2002 году их общее число составило 6856 на общую сумму €1,5 млрд. К 2008 году количество разрешений выросло до 8896 на общую сумму строительства в €2,9 млрд.

    Эти данные подтверждают состояние эйфории, которое охватило Кипр в то время. Я помню, как консультировал турагентов в Пафосе в 2001 году, в самом начале бума. Тогда некоторые из них получали лицензии на то, чтобы начать деятельность в сфере недвижимости, и говорили мне: «Я могу продавать авиабилеты и зарабатывать 10 фунтов с билета, либо же продавать земельные участки британским туристам и зарабатывать 20 000 фунтов с каждого участка».

    В другой консалтинговой сессии в 2004 году мне довелось работать с ведущим застройщиком из Лимассола. Когда я попросил у него рыночные данные, моему удивлению не было предела, поскольку таких данных у компании просто не было. По сути, компания реализовывала свои планы застройки и освоения земли стоимостью в сотни миллионов евро без фундаментальных рыночных исследований предложения, спроса и цен на недвижимость.

    Цены на землю выросли до феноменальных размеров. Земельные участки, которые в 1999 году оценивались в 10 000 кипрских фунтов, в 2005 году продавались за суммы в десять раз больше.

    Как в случае с фондовой биржей, банки принимали активное участие в создании этого «пузыря». И застройщики, и покупатели получали кредиты, где залогом выступал сам земельный участок. Его стоимость, естественно, рассчитывалась по завышенной цене. Наличие относительно дешёвого капитала вместе с ложным чувством безопасности (ввиду предстоящего вступления в ЕС) только усилили эффект бума.

    И пока он продолжался, все принимали активное участие. Правительство поощряло инвестиции в недвижимость и характеризовало их как признак процветания экономики. Банки выдавали кредиты всем подряд. Компании и частные лица инвестировали.

    Сегодня результаты всем хорошо известны: бум закончился, цены на недвижимость резко падают, а пустые и заброшенные дома можно увидеть на каждой улице по всей стране. Тем не менее ипотечные кредиты, которые были выданы для финансирования покупки этой собственности, остаются активными и являются на сегодняшний день одним из основных источников проблемных кредитов.

    Падение цен достаточно характерно: в прибрежных районах до начала финансового кризиса они упали как минимум на 25%, в зависимости от типа собственности. Теперь, когда финансовый кризис в разгаре, официальная стартовая цена – лишь повод к переговорам: чтобы не потерять клиента, продавец сделает значительную скидку.

    Данных о ценах из государственных источников у нас нет, самые свежие данные содержатся в «Индексе цен жилой недвижимости» Центробанка Кипра, который включает в себя цены на аренду и покупку жилья по регионам. Согласно ему, индекс цен снизился с 103,8 в первом квартале 2008 года до 88,6 в четвёртом квартале 2012 года, показав общий спад на 14,6%. Это снижение, однако, не отражает рыночные цены после скидки, предоставляемой для обеспечения сделки.

    ВТОРОЙ ОБВАЛ ФОНДОВОГО РЫНКА

    Второй обвал Кипрской фондовой биржи произошел в 2008 году. Между 2003 годом, когда индекс был ниже 100 пунктов, и 2008 годом, когда Кипр вступил в ЕС, начался второй биржевый бум. Он был частично обусловлен желанием иностранных корпоративных инвесторов нажиться на более низких оценках Кипра. Тем не менее с высокого уровня почти в 5500 в октябре 2007 года индекс упал до уровня ниже 100 в июне 2013 года. Сегодня индекс КФБ является ниже его стоимости в апреле 1996 года, даже с учётом переоценки индекса, проведенной в 2004 году.

    КРИЗИС В БАНКОВСКОМ СЕКТОРЕ

    Банковский бум, связанный со вступлением Кипра в ЕС и консолидацией его позиции как офшорного банковского и корпоративного центра, начался постепенно. Очевидно лишь то, что в период с декабря 2001 года по декабрь 2012 года, кредиты, предоставленные резидентам¹ на Кипре, выросли с €16,4 млрд до €53,9 млрд, то есть на 228%.

    Такая кредитная экспансия является чрезвычайно высокой и указывает на то, как именно Кипр мог финансировать параллельный бум в сфере государственных расходов, развития строительного сектора и на фондовом рынке в тот период времени.

    Эта кредитная экспансия также является источником нынешнего кризиса. Кредиты сейчас составляют 139% от депозитов, что свидетельствует о необходимости либо найти дополнительный капитал, либо сократить кредитный портфель. Эта проблема усугубляется ещё и количеством неработающих кредитов в крупных банках.

    Нормативных стандартов для кредитной экспансии не существует. Во время бума кипрские банки – по большому счету – соблюдали требования I-го и II-го Базельских соглашений. Предупреждения Центробанка о кредитной экспансии были в значительной степени нематериальны в то время. Тот факт, что Кипр пережил массовый приток депозитов, безусловно, внёс свой вклад в создание ощущения безопасности и материального благополучия: кипрская экономическая модель работала. Банки считались надёжными и являлись, после службы в госсекторе, основным приоритетом для молодых специалистов из большинства кипрских семей. Все последующие правительства любых идеологических предпочтений использовали малейшую возможность, чтобы превознести банковскую и офшорную модель Кипра.

    КРИЗИС В СЕКТОРЕ ГОСРАСХОДОВ

    Государственные расходы на Кипре стали отражением цикла подъёма и спада, который наблюдался во время кредитного бума в частном секторе. Между 2000 и 2010 годами расходы на работников государственного сектора выросли с €1,33 млрд до €2,76 млрд (рост на 108%). В это же время общий объём государственных расходов вырос с €3,62 млрд до €8,0 млрд (рост на 122%). Для сравнения: показатель ВВП вырос на 78%.

    В то время как доля расходов на госслужащих от общего показателя госрасходов фактически упала с 37% до 34%, общие государственные расходы как доля ВВП возросли с 37% до 46%.

    Эти цифры указывают на модель развития отрасли, в которой:
    • Государственный сектор стал синонимом ведущей роли, зачастую вытесняя частный сектор в ряде сфер (например, телекоммуникации, производство электроэнергии, транспорт).
    • Государственный сектор не в состоянии платить за эту деятельность, прибегая к кредитованию для финансирования дефицита. В результате, государственными финансами становится все труднее управлять.
    • Когда экономика была на подъёме (кредитный бум, бум на рынке недвижимости, бум фондового рынка), правительство имело лёгкие источники дохода. Когда бум заканчивается, сбор налогов становится весьма сложным, а социальные расходы должны увеличиваться.

    Сегодня Кипр был вынужден прибегнуть к программе, в которой частный банковский сектор будет значительно подорван в обмен на экстренную финансовую помощь в размере 10 млрд евро и реструктуризацию кредитов в государственном секторе. Целесообразность принятия этого решения вызывает сомнения.

    ВЫВОДЫ

    Из опыта Кипра стоит вынести ряд уроков, которые имеют решающее значение в определении будущих инвестиций и экономической политики. Некоторые из этих выводов вытекают непосредственно из представленного выше описания пяти циклов бума и спада; другие выводы добавлены на основе дополнительной информации о кипрской экономике.

    Кипр нуждается в регулировании.

    Тот факт, что пять крупных катастроф случились в период между 1999 и 2013 гг., показывает, что на Кипре не существует достаточного регулирования и государственного контроля. Назовём ли мы это регулирование «сдержанностью» или же охарактеризуем его как надзор Центробанка, ясно то, что существует системная проблема. Конечно, это не критика исключительно в адрес Кипра: то же самое касается и многих других стран и секторов.

    Личные факторы, характеризующие предпринимательство киприотов, могут стать опасностью, если им позволить прогрессировать за пределы рационального анализа. Установка «если мой сосед богатеет, я тоже должен разбогатеть» является приемлемой лишь тогда, когда человек осознаёт основные инвестиционные риски и рискует только тем, что он готов потерять.

    В 2012 году внутреннее кредитование составило 302% от ВВП и стало одним из главных факторов постоянного роста цен на недвижимость и акционерный капитал. Рост цен стал стимулом, который позволил правительству продолжать занимать средства для поддержания своей деятельности.

    Оглядываясь назад, легко сделать этот вывод, особенно если страна почти исключительно зависит от внешнего спроса на основные услуги (туризм, собственность, офшорные корпоративные услуги). Тем не менее во время бума почти невозможно регулировать рост заимствований.

    Предыдущие инвестиции (и кредитование) не были рационально использованы.

    Во время кредитного бума расходы не были переведены в производственные инвестиции. Если сравнить рост кредитов с ростом ВВП, можно увидеть, что между 2006 и 2008 годами рост кредитования составил 23,6% и 27,3% в год. Напротив, рост ВВП достиг 7,7% и 9,7% в год. Вместо того, чтобы инвестировать в деятельность, которая обеспечит реальный рост объёма производства, а, следовательно, приведёт к росту ВВП, эти средства были использованы на:
    • завышенные инвестиции, где запрашиваемая цена не была пропорциональной предлагаемой экономической отдаче;
    • инвестиции, которые не смогли обеспечить какую-либо экономическую отдачу (например, собственность, которая была построена, но не была сдана в аренду либо продана);
    • импорт (который играет против роста ВВП).

    Другим вариантом является то, что кредиты, взятые на Кипре, шли на инвестиции за рубежом, например, в румынскую недвижимость, греческие установки в сфере солнечной энергетики. Несомненно, во время бума таких инициатив было предостаточно.

    Экономические показатели Кипра до сих пор не были скорректированы.

    Очевидно, что экономический кризис на Кипре только начинается. Кризис усилится в 2014 году, и, возможно, в 2015 году ввиду роста безработицы, нехватки оборотных средств, падения цен на недвижимость, низкого внутреннего и внешнего спроса, снижения потребления государственного и частного секторов и многих других факторов. Большинство аналитиков указывают на 10%-ное сокращение ВВП в 2013 году и дальнейшее снижение на 6-8% в 2014 году. На фоне отсутствия внешних инвестиций кипрская экономическая депрессия будет глубокой.

    Об этом свидетельствует и краткий обзор соответствующих показателей темпов роста в секторе недвижимости и финансов по сравнению с общим ВВП. В то время как темпы роста ВВП упали между 2007 и 2009 годами в ответ на международный финансовый кризис, относительный рост в секторах финансов и недвижимости сохранялся.

    При любой экономической депрессии управление экономическим ростом обычно характеризуется антикризисными мерами. Пока в государственном секторе слабо реагируют, в то время как частный сектор ведёт реструктуризацию и снижение доли заёмных средств так быстро, насколько это возможно.

    Кипрский «политический паралич» продолжается.

    Как видно из передачи власти между правительствами Христофиаса и Анастасиадиса, «паралич» политической системы продолжается. Президент Н. Анастасиадис, как и его предшественник Д. Христофиас, может править только в политической коалиции, в которой его партия имеет менее 30% голосов избирателей (на основе опросов общественного мнения).

    Ситуация усугубляется и политической раздробленностью: страна с численностью в 873 тысячи человек избрала шесть партий в Парламент, где партия ДИСИ Президента Анастасиадиса имеет 20 мест, по сравнению с 19 местами партии АКЕЛ бывшего президента Д. Христофиаса.

    Потому реструктуризация государственного сектора будет чрезвычайно сложной, так как ни одна партия не сможет принять непопулярные решения.

    Кроме того, в политических кругах полностью отсутствует какое-либо чувство срочности или подотчётности. Существует всё такое же огромное количество высокопоставленных государственных служащих и «консультантов». До сих пор не было предпринято никаких наказаний либо признания ответственности за различные политические катастрофы, которые произошли в прошлом. Президент ведет открытую войну с главой Центробанка, политическим наследником предыдущего правительства.

    Всё равно, что убивать курицу, несущую золотые яйца.

    И, наконец, правительство и «тройка» кредиторов, похоже, намерены убить курицу, несущую пресловутые золотые яйца.
    • Гостиничный сектор страдает от повышенных налогов на недвижимость, рекордных цен на электричество и регулярных проверок на предмет найма рабочей силы. Это происходит в то время, когда международный маркетинг страны как туристического направления практически отсутствует, когда международные рейсы на Кипр сокращены, а нелицензированные отели привели к массовой избыточной мощности в отрасли. Вместо того чтобы продвигать сектор туризма, правительство (и «тройка»), похоже, решили уничтожить его.
    • Финансовый сектор сильно пострадал от введённого контроля за движением капитала, налогов на финансовые операции и налогов на процентные ставки. Bank of Cyprus был вынужден поглотить весь персонал и сеть филиалов Laiki Bank, а также €9,2 млрд чрезвычайной финансовой помощи (ELA). Профсоюзы ведут свою обычную политику балансирования на грани войны, а это означает, что даже формальная реструктуризация будет сложной.
    • Сектор недвижимости страдает от нехватки ликвидности, повышенных налогов и скандальной ситуации с титулами, не говоря уже об отсутствии внутреннего и международного спроса.

    В то время как правительство сделало несколько заявлений о повышении экспорта и улучшении нетуристического сектора экономики, на практие будет сложно реализовать это по целому ряду причин:
    • Как производственная база Кипр сталкивается с высокими импортными и экспортными расходами из-за ограниченной транспортной инфраструктуры, а также высоких расходов на электроэнергию и персонал. У страны нет специализированной рабочей силы, необходимой, чтобы составлять конкуренцию в большинстве сфер. Внутренний рынок ничтожно мал, а кипрские компании не имеют финансирования и специализации такого масштаба, чтобы конкурировать на международном уровне.
    • Как база сферы услуг Кипр сталкивается с изоляцией и финансовыми ограничениями. К примеру, страна не может развивать сектор собственного программного обеспечения, потому что не имеет необходимой инфраструктуры и средств, как некоторые другие страны. На Кипре элементарно не хватает программистов, да и те, кто здесь работает, в основном являются иностранцами.
    • Сектор финансовых услуг Кипра остаётся привлекательным благодаря соглашениям об избежании двойного налогообложения, однако вовлечение вкладчиков в процесс оказания экстренной финансовой помощи (bail-in) и контроль за движением капитала оказывают своё негативное влияние на иностранных инвесторов. Кроме того, недавняя инициатива G8 касательно уклонения от уплаты налогов, скорее всего, приведет к тому, что Кипру станет сложнее поддерживать структуру номинального владения акциями, так как реальных собственников компаний в Европе необходимо будет «разоблачить» тем или иным образом.

    Одно потенциальное «яркое пятно» на горизонте – это развитие нефтегазодобывающей отрасли. Несмотря на большой потенциал, сектор может пострадать от турецких дипломатических и политических атак, а также из-за отсутствия достаточного финансирования и специализированных знаний для правильного развития сектора. Тем не менее это та область, где Кипр может преуспеть при соответствующих обстоятельствах.

    Другая перспективная область – это решение о лицензировании деятельности казино. Вместе с надлежащим регулированием и международным туристическим маркетингом казино могли бы очень быстро стать источником дохода для экономики.

    Примечательнее всего то, что многие кипрские компании расширяют свою деятельность за рубежом. Пока отечественная экономика находится в руинах, часть подрядчиков, специалистов и других фирм эмигрируют в поисках работы. В то время как в краткосрочной перспективе это будет иметь пагубные последствия для кипрской экономики, в среднесрочной и долгосрочной перспективе это открывает новые возможности для роста и, действительно, даёт шансы на выживание.

    В мире мало стран, которым довелось пережить пять циклов подъёма и спада за 15 лет. Остается надеяться, что, продумывая план действий на будущее, кипрские политики, бизнесмены, учёные и простые граждане осознают, что без лучшего регулирования (в том числе и саморегулирования) и без целенаправленной политики диверсификации рисков Кипр продолжит подвергаться воздействию такого рода тенденций.

    Сегодня нет никакого оправдания в неосознании рисков небольшой экономики в глобальной торговой и финансовой системе. Кипр борется за выживание. Без превосходной политики и предусмотрительности, и без планирования и напряжённой работы не удастся добиться заметного успеха в этой борьбе.

    Филипп Аммерман
    финансовый консультант, директор, Navigator
    Consulting Group Ltd

  • Read 645 times