Россия вводит налоги для Кипра?

Россия вводит налоги для Кипра?

  • Пятница, 27 марта 2020 13:02
    • Фото © Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС Фото © Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

    Cвязано ли с Кипром объявление о введении 15% налога на выводимые в офшор дивиденды? Что имел ввиду Президент России Владимир Путин, и как это относится к дивидендам, выплачиваемым в пользу кипрских компаний? Давайте разберемся.

    Цитата

    «Все выплаты доходов в виде процентов и дивидендов, уходящие из России за рубеж в офшорные юрисдикции, должны облагаться адекватным налогом. Сейчас две трети таких средств, а по сути, это доходы конкретных физических лиц, в результате разного рода схем так называемой оптимизации облагаются ставкой налога лишь в 2%. Поэтому предлагаю для тех, кто выводит свои доходы в виде дивидендов на зарубежные счета, предусмотреть ставку налога на такие дивиденды в 15%», - предложил Владимир Путин в обращении к россиянам 25 марта.

    Что это значит на практике и относится ли к Кипру?

    Кипр – не офшор

    Во-первых, надо понять, является ли Республика Кипр офшорной юрисдикцией в смысле законодательства России.

    Перечень офшорных юрисдикций установлен Приказом Минфина России от 13.11.2007 N 108н (ред. от 02.11.2017) «Об утверждении Перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)». В нём 42 юрисдикции, но Кипра среди них нет. Значит, если следовать букве закона, предложение Президента о 15% налоге к Кипру не относится.

    Кто платит 15%?

    15% ставка уже предусмотрена действующим российским налоговым законодательством в отношении дивидендов, выплачиваемых в пользу иностранных компаний. Российский бюджет уже получает такой налог при каждом платеже в пользу компании из офшорной юрисдикции. То есть, ничего ни для кого не изменится?

    15%-ю ставку можно снизить до 5% по дивидендам при применении положений соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) со страной получателя доходов. Но с классическими офшорными юрисдикциями СИДН отсутствуют. Это значит, что вводить дополнительные ограничения с точки зрения применения льгот по налогу на доходы у источника выплаты нет необходимости.

    Вместе с тем, кто-то скажет, что обращение к народу – не выверенный до юридической казуистики документ, и Владимир Путин употребил термин «офшорный» так, как привыкли журналисты и далёкие от знаний налогового законодательства люди. А они до сих пор убеждены, что Швейцария, Сингапур, Нидерланды, Мальта и тот же Кипр – офшоры. Иначе почему бизнес стремится в них создавать холдинговые компании, инвестирующие, в том числе, в Россию и получающие из России дивиденды?

    Но не всё так просто. Есть деофшоризация, правила о фактическом получателе дохода, и план BEPS (по борьбе с размыванием налоговой базы), и инициативы по внедрению требований о достаточном экономическом присутствии, о раскрытии информации о сделках с элементами налогового планирования и т.д.

    Почти все российские судебные решения последних лет по вопросам налогообложения доходов иностранных организаций выносятся в пользу налоговых органов, а объем налоговых доначислений измеряется миллиардами рублей. Если бенефициаром инофирмы является резидент России, нет шансов, что при выплате дивидендов из России, будет применена пониженная ставка, установленная СОИДН. А вступление в силу Многосторонней конвенции MLI, предусматривающей тест основной цели, а также положения об ограничении льгот, даст налоговым органам дополнительный (да куда ж ещё-то) козырь в спорах.

    Сейчас, в случае если бенефициаром иностранной компании является российский резидент, единственный шанс не платить 15% российский налог на дивиденды – официально заявить, что фактическим получателем этих дивидендов является именно этот россиянин. В таком случае российский бюджет получит ту же сумму налога, которая установлена при прямой выплате дивидендов российскому резиденту, то есть исходя из ставки 13%.

    Настоящие офшоры или «ненастоящие»?

    Или же Президент предлагает применять 15% налог ко всем выплатам в компании из «неофициальных, ненастоящих» офшорных юрисдикций, даже несмотря на то, что их бенефициарами будут вполне добросовестные резиденты этих стран? Тогда важно понять, в чём вина этих «ненастоящих офшорников», и как новые нормы соответствуют положениям действующих СОИДН, которые заключены, в том числе, по инициативе России, дают взаимную выгоду и превалируют над общими правилами российского законодательства.

    Указанная мера потребует корректировки соглашений об избежании двойного налогообложения с некоторыми странами, отметил глава государства. И предупредил, что Россия выйдет из таких соглашений в одностороннем порядке в случае, если иностранные партнеры не примут новых условий.

    Однако, когда мы говорим о международных соглашениях, надо помнить, что это зеркальный инструмент. Изменение условий или выход из соглашений неблагоприятно скажется и на российских группах, которые используют иностранные холдинги для инвестирования за рубежом. При выплате дивидендов в Россию начнут применяться повышенные ставки, что повысит налоговую нагрузку российский групп, а налоговые поступления останутся в иностранных бюджетах.

    Какие есть варианты?

    Учитывая всё это, необходимо понимать, как на деле будут исполняться инициативы Президента. Возможны два сценария:

    • Дивиденды, выплачиваемые из России в «классические» офшоры, будут облагаться в России у источника выплаты по ставке 15%, как и раньше. Для Кипра ничего не меняется.

    • Профессиональная терминология игнорируется, в офшоры записываются любые юрисдикции, начинается юридическая и налоговая неразбериха. Существенных дополнительных поступлений в бюджет это не принесёт. Ущерб, который будет нанесён стратегическим интересам России, подсчитать сложно, но он будет большим.

    При этом, нет ничего плохого в том, что интересы и национальное законодательство России должны превалировать над некими абстрактными международными нормами. Но уж если мы поставили свою подпись под текстом международного договора, а затем ратифицировали его, то нормы этого договора соблюдать надо.

    Михаил Соболев
    Эксперт по налогам
    Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

     

     

  • Read 2969 times