Print this page

Эмили Лимониати: киприотам легко работать и дружить с россиянами

В рамках тематического юридического раздела «Успешный бизнес» беседует с одной из немногих известных женщин-юристов на Кипре, работающей с русскоговорящими клиентами, Эмили Лимониати. Выпускница Университета Хертфордшира, медиатор (аккредитация CEDR), член Кипрско-российской бизнес-ассоциации, Ассоциации юристов Пафоса, Кипрской ассоциации юристов, региональный представитель общественной организации «Деловая Россия» на Кипре, Лимониати делится своим видением кипрско-российского сотрудничества и личного общения между гражданами двух стран.

МЫ БЛИЗКИ ДРУГ ДРУГУ

– Как, на ваш взгляд, отличается менталитет россиян от менталитета киприотов и европейцев?

– Россияне и киприоты очень близки по менталитету и мироощущению. Я думаю, основное, что нас объединяет – наша религия. Могу по собственному опыту сказать, что россияне киприотам гораздо ближе и понятнее многих европейцев, хотя Кипр и является частью Европейского союза. Жители Средиземноморья совершенно не похожи на жителей остальной Европы. А с россиянами у нас нет такой разницы. Когда я работаю или просто общаюсь с ними в дружеском кругу, я воспринимаю их как своих соотечественников. Но, конечно же, есть и индивидуальные различия, обусловленные воспитанием человека, его личным опытом.

– Вы много общались с россиянами?

– Да, у меня довольно большой опыт. Лет десять назад я пыталась выйти на российский рынок, найти там клиентов. Посетила достаточно большое количество конференций и деловых встреч в 2008-2009 годах. К сожалению, с точки зрения развития бизнеса участие в конференциях себя не оправдало. Зато я приобрела ценный опыт в плане межличностного общения, стала понимать людей, их культуру, принципы, образ мышления, ценности. Я была в России раз 15.

Со временем появились друзья, потом – первый клиент, который порекомендовал мои услуги знакомым. Так, постепенно, через личные контакты на Кипре число моих российских клиентов росло. Большинство из них живёт в Лимассоле, несмотря на то, что мой офис находится в Пафосе. Я лично занимаюсь делами клиентов, не перепоручаю их помощникам. Плюс мне можно позвонить в любое время и попросить о помощи в делах, с юриспруденцией не связанных. Для меня в первую очередь важны личные отношения с клиентами. Я пытаюсь изучить своего клиента как человека, понять его приоритеты, цели, ценности.

«ДЕЛОВАЯ РОССИЯ» НА КИПРЕ

– Как вышло, что вы стали представителем «Деловой России» на Кипре? Какие обязанности налагает на вас такой статус?

– Предложение пришло от моих клиентов и друзей. Мы хотим развивать и укреплять отношения с российским деловым сообществом. Сделать так, чтобы бизнесмены из России чувствовали себя на Кипре более свободно и непринуждённо, чтобы они могли обратиться к нам за помощью или советом. Я готова откликнуться на просьбу любого члена организации «Деловая Россия», помочь организовать встречи, составить программу пребывания, найти необходимую информацию.

ОСНОВНАЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ - ИНВЕСТИЦИИ

– Ваш бизнес выстроен по двум направлениям: одна часть связана с юридическими, а вторая – с инвестиционными, консалтинговыми вопросами. Почему?

– Такое разделение помогает нам упорядочить бизнес. В последнее время консалтинг, корпоративные услуги, услуги по оформлению инвестиционных сделок приносят больший доход, чем дела в судах, гражданские и уголовные. Тем не менее, отдел, представляющий интересы клиентов в кипрских судах, я не закрыла, просто вывела в отдельную компанию. На данный момент я занимаюсь несколькими серьёзными судебными делами моих иностранных клиентов.

Однако наша основная специализация – это инвестиции, связанные, в зависимости от величины капитала клиента, с получением гражданства или вида на жительство. Мы занимаемся и обычными инвестициями, не связанными с получением миграционного статуса. Подобная работа требует вовлечения сразу нескольких компаний, предоставляющих бухгалтерские, аудиторские и всевозможные юридические услуги. Если нашим клиентам нужно организовать инвестиционный фонд или участвовать в торгах на Форексе – мы направляем их к одному из наших партнёров для заключения договора.

ГДЕ ГРАНИЦЫ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ?

– После панамского скандала стала актуальной тема защиты личной информации, финансовых данных компаний и физлиц. Учитывая это, можете ли вы предсказать, как изменятся отношения кипрских юристов и российских бизнесменов?

– Изменения определённо будут и, к сожалению, не в лучшую сторону. Станет сложнее работать, отчитываться о международных финансовых операциях. Но для умных людей любые изменения – это всегда вызов. Нужно учесть все тонкости и минимизировать ущерб для бизнеса и частной жизни. Какие-то перемены уже очевидны, другие проявятся в будущем. Например, в 2017 году Кипр начнёт обмениваться налоговой информацией с 80 странами в рамках соглашения CRS MCAA. В России тем временем продолжается политика деофшоризации, что, безусловно, влияет на формат взаимодействия российского бизнеса с Кипром.

Я уверена: связь между Кипром и Россией настолько сильна, что мы всё равно будем сотрудничать. На Кипре к россиянам очень хорошо относятся. Кроме того, наши юристы понимают, что такое конфиденциальность и как нужно защищать интересы клиента.

Кстати, «борцы за справедливость» нередко предпочитают «забывать» о легальности офшорного законодательства. В нём давно прописаны все необходимые международные требования для борьбы с отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов. Несмотря на это, в публикациях о «панамских документах» упоминаются компании и имена частных лиц, которые не нарушали никаких законодательств и правил, а просто вели свой бизнес. Таким образом, понятия неприкосновенности частной жизни и прозрачности финансовых схем совершенно безосновательно оказываются в тени «сомнительных операций».

– Как человек может сохранить в тайне информацию о себе и своих близких? Ведь и сегодня практикуются рейдерские захваты, пусть и в немного другом виде, а информация о личных активах может быть использована для шантажа…

– У каждого человека есть конституционное право хранить свои секреты. Если вы добросовестно платите налоги, почему вы должны раскрывать размер и структуру своих доходов? Ведь конфиденциальная информация может стать поводом для шантажа, похищения и вымогательства. Сегодня представители разных стран хотят добиться изменений в международных правилах ведения бизнеса, которые позволят государствам получать больше налогов от своих подданных, независимо от того, в какой стране ведётся деятельность. После публикации «панамских документов» многие страны стремятся к раскрытию бенефициаров, не задумываясь о возможных последствиях и рисках. Я считаю, что правительствам стран – участниц международного договора об обмене налоговой информацией нужно позаботиться о том, чтобы эта информация не могла быть использована против владельца активов.

В ТЕМУ

Право на неприкосновенность частной жизни зафиксировано как одно из основных прав человека в международных документах, среди которых Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав человека. Так, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Никто не должен подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или его корреспонденции, и незаконным посягательствам на его честь или репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства...»

Конституции большинства стран мира гарантируют право на частную жизнь, которое состоит как минимум из права на неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции.

Право на защиту личной жизни от любого вмешательства отражено в решениях международных судов, в частности, Европейского суда по правам человека. Так, понятие «частная жизнь» включает, среди прочего, следующие пункты (по каждому из них есть соответствующее решение Европейского суда):
имя человека;
изображение (фотография) человека;
репутация человека (защита чести);
сексуальная ориентация, сексуальная жизнь;
неприкосновенность жилища (обыски и конфискация);
тайна корреспонденции (коммуникаций);
деятельность профессионального и делового характера, а также ограничение на занятие профессиональной деятельностью;
досье или данные, составляемые службами безопасности или другими государственными органами;
физическая и психологическая неприкосновенность (целостность) личности, включая медицинское обслуживание и психиатрические осмотры, и психическое здоровье;
сбор и обработка персональных данных.

 

Read 1712 times