Print this page

Дмитрий Морозов: «Есть решения для Кипра»

Фраза, с которой Дмитрий Морозов начал нашу беседу, звучала так: «К концу следующего года Кипр достигнет своего максимума по традиционной “зелёной” энергетике. Мощности больше наращивать нельзя». Интересно, почему? Нелогично, ведь на солнечном острове не использовать по максимуму, например, солнечную энергию. Об этом мы и поговорили. Предлагаем вашему вниманию мнение эксперта о будущем энергетики Кипра, которую, как считает Дмитрий, нужно бы перевести на возобновляемые источники.

– Поясните, пожалуйста, почему нельзя постоянно увеличивать долю ветряной или солнечной энергии на Кипре. Это было бы так логично и понятно: южный солнечный остров, бесплатная энергия почти круглый год…

– Ключевое слово остров – оно и задает лимит для производства и использования «зелёной» энергии. Этот лимит – примерно 15% от общего объёма генерации – будет исчерпан к концу 2017 года. Больше нельзя производить потому, что, в отличие от стабильного генератора, который работает независимо от погоды, времени года и времени суток, солнечные и ветряные парки очень подвержены влиянию этих факторов и не всегда производят электроэнергию в том объёме, на который рассчитаны.

– А аккумуляторов на Кипре пока нет. Значит, если в какой-то день не будет ветра и спрячется солнце, то мы рискуем остаться без электричества?

– Да, до сих пор нет технологии, позволяющей хранить произведённую электроэнергию в больших объёмах по разумной цене. Почему в Европе с помощью возобновляемых источников можно производить гораздо больше? Потому, что точки генерации распределены, а энергосистемы разных стран между собою связаны. Есть единая сеть, и электричество производится в разных регионах Европейского союза: если где-то пасмурно, в другом районе очень ветрено или солнечно и общее состояние энергосистемы стабильно.

Мы же находимся на острове и должны произвести всю энергию сами – её неоткуда «позаимствовать». У Электрической компании Кипра есть поле для манёвра, но очень ограниченное. Она может регулировать объёмы генерации в диапазоне плюс-минус 10-15%. Иначе нужно будет останавливать какие-то блоки электростанций, а потом снова запускать их, что долго и дорого. Это не только экономически невыгодно, но и может привести к полному коллапсу энергосистемы. Поэтому, с точки зрения генерации энергии крупными «зелёными» парками, мы очень скоро достигнем лимита. Есть ещё небольшой запас, то можно устанавливать системы самогенерации.

– Что это значит – самогенерация?

– Это когда ты сам производишь энергию и всю её сам же потребляешь, а не отдаёшь в сеть, не перегружаешь линию своим избыточным электричеством. Но и здесь есть свои тонкости: ты всегда должен производить меньше, чем потребляешь, и добирать остаток из общей сети.

– Сколько у нас на Кипре солнечных парков?

– Крупных – мощностью более 1,5 МВт – запланировано 22, но не все ещё введены в эксплуатацию. Сейчас работают 11-12 парков. Лицензий выдано в общей сложности на 53 МВт мощности. Номинал уже действующих 18 МВт.

энергетическая экспозиция

– И дальше уже наращивать количество парков нет смысла. Нужно искать другие способы. Какие? Домашние солнечные батареи или аккумуляторы? Но, говорят, они дорогие и себя не окупают...

– По сравнению с промышленным производством – дорогие. Здесь работает эффект масштаба: одно дело – приехала бригада устанавливать сразу несколько тысяч панелей, и совсем другое, когда два-три специалиста приезжают в частный дом и устанавливают 10-20 солнечных батарей. Стоимость работы выше, стоимость панелей выше…

– То есть маленькие заказы не окупаются? Зависит, наверное, от того, какой дом – большой или маленький, сколько панелей можно установить, насколько это снизит потребление энергии из сети.

– Окупаются. Система до 5 кВт покрывает потребности обычного большого дома с бассейном процентов на сорок. Плюс электрокомпания заберёт и вычтет из счёта всю неиспользованную солнечную энергию. Снижение потребления из общей сети будет существенным, и экономия тоже.

– Для дома из вашего примера, сколько может стоить такая система?

– От пяти до семи с половиной тысяч евро, что в целом окупается за пять-шесть лет. То есть срок окупаемости вполне приемлемый. На кипрском рынке сейчас есть много компаний, которые занимаются установкой домашних систем, включая одно из наших подразделений. Но стратегически мы сфокусировались на других направлениях. Ситуацию лучше менять в больших масштабах, и потому мы решили работать с крупными предприятиями, предлагая им особую форму сотрудничества. Схема новая для Кипра, хотя успешно применяется в Австрии, например.

– В чём заключается эта схема?

– Прежде всего, проводится, по сути, энергетический аудит. Первая часть – это работа с бумагами. Мы просим клиента предоставить все счета на последние три года: вода, электричество, газ. И анализируем их: сколько на что тратится, когда пиковая нагрузка, почему. Беседуем с клиентом. И, если он готов продолжать, то выезжаем на место и устанавливаем специальное измерительное оборудование в разных помещениях: датчики расхода энергии по отдельным линиям, воды, электронные термометры в помещениях.

Возьмём, к примеру, отель. Мы набираем статистику: клиенты в комнатах чаще всего поддерживают такую-то температуру, в холлах отеля выставлена такая-то температура, столько-то воды расходуют туристы, а столько-то – кухня и прачечная отеля. Система кондиционирования потребляет столько-то киловатт энергии в такие-то периоды времени, и в течение дня пиковая нагрузка выпадает на такие-то часы, в течение недели – на такие-то дни… И так далее.

Датчики устанавливаются на три – шесть месяцев. За это время мы понимаем, как именно расходуется энергия, и предлагаем владельцу отеля решение, которое на каких-то отдельных участках позволяет сократить потребление электроэнергии до 75%. Например, старые галогеновые лампы на парковке отеля меняешь на современные диодные и сразу, с первого же дня, начинаешь экономить на счетах за электричество – несколько тысяч евро только из-за такого простого нововведения.

В процессе аудита мы видим слабые места и потенциал экономии. Проводится так называемый факторный анализ – что и насколько можно соптимизировать и сколько это будет стоить. Например, КПД системы кондиционирования можно увеличить не только за счёт её замены на современную – с питанием от солнечных панелей, но и за счёт замены части систем вентиляции, использования компьютерной системы контроля температуры и повторного использования освобождаемого тепла для нагрева воды.

установенные солнечные панели

– Но ведь только заменой старого оборудования не обойтись. Нужны инвестиции и для покупки вашего оборудования – солнечных панелей. И всё равно это выгодно?

– Деньги должны работать в основном бизнесе. Сотрудничая с нами, клиент начинает экономить с первого дня. Вот вам пример. В течение года в среднем владельцы отеля тратят на электричество €400 – 600 тысяч. После того, как мы помогаем им разобраться, куда уходит энергия и какими инвестициями можно добиться оптимизации, мы создаём с владельцем отеля совместное сервисное предприятие (ESCo – Energy Service Company), которое покупает и устанавливает оборудование. Допустим, для примера, контракт на €1 миллион. На первоначальном этапе оно полностью принадлежит нам, но со временем владелец отеля постепенно его выкупает. Через десять лет оборудование переходит в собственность клиента.

Здесь есть важный момент. Владелец платит нам частями – 50% от того, что он реально экономит. Например, раньше он платил за электричество €600 тысяч в год. Мы установили оборудование, и теперь его счета €400 тысяч. В итоге, он экономит €200 тысяч, из которых половину он выплачивает нам в счёт погашения стоимости оборудования и услуг, а вторую половину оставляет себе (то есть экономит с первого дня нашего с ним сотрудничества!). Этим наша схема оплаты отличается от традиционного лизинга оборудования. Первый же счёт за электричество – экономия для нашего клиента.

– Возвращаясь к теме «зелёной» энергетики – есть ли, по вашему мнению, какой-то рецепт для Кипра? Что делать, когда будет достигнут озвученный вами лимит в 15%?

– Должна быть понятная и внятная стратегия энергетического развития острова, и сейчас её разработкой занимается Министерство энергетики, торговли, промышленности и туризма. Все понимают, что ископаемое топливо не бесконечно, но полностью заместить его «зелёными» технологиями мы не можем, и увеличивать долю возобновляемых источников энергии тоже нельзя.

Допустим, летом солнечные панели покрывают разрыв, производят больше, но зимой возникает противоположный эффект. Батареи-то работают днём. А энергия нужна ночью, когда все включают отопление. Тогда и возникает пиковая нагрузка на электростанции.

Для себя мы сформулировали ключевые направления развития: экономия и самостоятельная генерация. Самая большая эффективность достигается не в частном секторе, а в промышленном. Поэтому мы сфокусировались на обслуживании крупных компаний. Экономию и самогенерацию мы объединили в одну идею.

Если всё-таки будет создана общая сеть с Грецией и Израилем1, то можно производить больше, а избыток передавать в общую сеть. Однако даже современные технологии не отменяют того факта, что мы находимся не в самом безопасном регионе. Что произойдёт, к примеру, если канал с Израилем закроется? Мы опять получим замкнутую энергосистему.

Есть интересный опыт израильтян по изменению модели хранения энергии. Вместо того чтобы хранить её, энергию решили постоянно преобразовывать. В двух словах схема такая: одно водохранилище выше, другое ниже, а между ними турбина. Когда надо произвести дополнительную энергию, вода переливается из верхнего водохранилища в нижнее, и система работает как гидроэлектростанция. А при переизбытке солнечной энергии вода из нижнего водохранилища перекачивается в верхнее.

Это годится для Израиля. Такую же технологию мы видим подходящей и для Кипра. В дополнение к водохранилищам можно построить большой солнечный парк, энергия из которого будет направлена на опреснение воды и её закачку в резервуары. Этой водой можно будет орошать землю и обеспечивать бесперебойную работу в обоих водохранилищах. Это решит и вторую проблему Кипра: устранит недостаток пресной воды и, как следствие, поможет бороться с засухами.

Дмитрий Морозов,
президент компании CYPV Energy

Родился в 1972 г. в Москве. В 1995 г. окончил Московский государственный университет (магистр). Работал в компаниях Mobile TeleSystems (директор отдела маркетинга), AT Kearney (старший менеджер), PricewaterhouseCoopers (директор). С 2013 г. – директор компании CYPV Energy.

В 2007 г. был признан ведущим специалистом по продажам в компании Telecoms по версии «Кто есть кто в России?» Является почётным членом Кипрского института маркетинга (CIM).

Увлекается автоспортом. В 2014 г. стал чемпионом Национального ралли Кипра в категории 2WD.

Женат, воспитывает сына.

Read 3907 times