Максим Гольдман: «Краткосрочный прогноз – положительный»

Максим Гольдман: «Краткосрочный прогноз – положительный»

  • Пятница, 05 июля 2019 03:00
  • sb34 goldman1Последние годы стали для банковского сектора Кипра временем серьезных перемен. Кризис 2013-го запустил процесс перекраивания и консолидации рынка, объем деятельности сократился в несколько раз. Кипрские банки также провели огромную работу над восстановлением доверия вкладчиков, потерянного в результате кризиса. К чему привели все эти изменения? О текущей ситуации в банковской сфере и перспективах ее развития мы побеседовали с Максимом Гольдманом, вице-председателем Совета директоров крупнейшего банка страны Bank of Cyprus.

    – Как бы вы описали сегодняшнее состояние банковской системы Кипра?

    – За последние годы она, как и мировая финансовая сфера в целом, безусловно поменялась. Во-первых, местный банковский сектор уменьшился, банки стали фокусировать свою деятельность именно на Кипре. Тот же Вank of Cyprus ушел из ряда юрисдикций, включая Россию, Украину, Сербию, Румынию и др., и теперь основной рынок банковской деятельности – это Кипр.

    Однако сегодня, если банк находится только на Кипре, это не означает, что сфера его деятельности ограничена исключительно Кипром. Благодаря развитию технологий и предоставляемых ими возможностей банк, где бы он ни находился, может обслуживать клиентов в любой точке земного шара. А значит, можно сказать, что местный банковский сектор, с точки зрения физического присутствия, сосредоточился на Кипре, но при этом осуществляет международные операции по всей Европе.

    – До 2013 года Кипр считался серьезным банковским игроком, по крайней мере, на европейском направлении и как мост между Европой и Ближним Востоком. Есть ли шанс снова занять какое-либо заметное место в мировой банковской системе?

    – Безусловно, перспективы есть. Снова скажу, что банковская индустрия в целом сильно поменялась за последние несколько лет. Это связано с ужесточением регулирования, требований в отношении комплаенса и источников происхождения капитала и т. д. Поэтому вызовы, с которыми сталкивается банковская система Кипра, не уникальны: такие же вызовы существуют во всем мире. При этом Кипр остается общепризнанным – по крайней мере, в Европе – центром оказания корпоративных услуг. Здесь по прежнему присутствует множество профильных компаний, есть необходимые для корпоративного управления опыт и навыки.

    Иными словами, потенциал есть, но его развитие зависит от ряда факторов. Прежде всего, от того, как будет развиваться кипрская экономика, ведь банки не могут существовать отдельно от экономики.

    Второй фактор – следование новым правилам и требованиям. Ситуация парадоксальная: с одной стороны, чем сильнее банки будут «закручивать гайки», тем сложнее им будет функционировать как кредитно-финансовым учреждениям и привлекать клиентов. Это ужесточение правил вызывает недовольство многих. На Кипре даже распространено мнение, что к гражданам России предъявляют какие-то особо жесткие требования. Однако это не так. Подобный подход применяется ко всем клиентам. Это последствия изменений как в глобальном регулировании, так и просто в восприятии того, как банки должны функционировать.

    В сегодняшнем мире по-другому нельзя: риски, связанные с нарушением правил, огромны. Такие крупные игроки, как HSBC, Credit Suisse, BNP Paribas, заплатили в США миллиардные штрафы за несоответствие требованиям в отношении комплаенса и контроля за происхождением средств вкладчиков. При этом помимо требований по борьбе с отмыванием денег, с финансированием терроризма и пр. существуют и чисто практические угрозы. К примеру, у нашего банка есть корреспондентские счета в США для проведения долларовых операций. Американские банки-корреспонденты выдвигают ряд требований, и если Вank of Cyprus эти требования не выполняет, корреспондентские счета просто закроют. А потеря долларовых корреспондентских счетов означает потерю банковского бизнеса в целом.

    – Есть ли альтернатива долларовым счетам? Существует ли некий план «Б», или все по-прежнему работают через США?

    – Планом «Б» могло бы стать проведение операций в евро или другой валюте, но это не рабочая схема: масса долларовых сделок настолько значительна, что для любого банка отказ от их обслуживания равносилен прекращению деятельности.

    – Как традиционные банковские учреждения, каким является Вank of Cyprus, конкурируют с новыми компаниями типа Revolut?

    – На мой взгляд, хорошо, что появляются такие альтернативы, как Revolut, которые упрощают ведение банковских операций клиентам. Но сравнивать их с банками – это как сравнивать спортивный автомобиль с внедорожником. Спорткар – это здорово и красиво, но он годится только для ровной трассы. А на сельской дороге нужен внедорожник, который также может ехать и по ровной трассе. Так же и с банками. Они могут предоставлять одинаковые услуги с новыми платежными системами, но у банков есть критическая масса, ликвидность, капитал, благодаря чему их клиентам доступен гораздо более широкий выбор услуг.

    Кроме того, компании подобные Revolut ставят новые вызовы перед банками. Это позволяет последним развивать технологии и создает правильную мотивацию для такого развития. Например, в Вank of Cyprus одна из основных задач – это digital transformation, цифровая трансформация: создание цифровой платформы, которая позволит клиентам иметь банковское отделение в своем, условно говоря, кармане – в телефоне, планшете. Простая в использовании, она позволит осуществлять намного большее чем сегодня количество операций. Клиенту, за редкими исключением, вообще не нужно будет появляться в отделении банка. У меня, к примеру, счета в двух банках в России, и я не помню, когда последний раз лично приходил в отделение. Разве что снимал наличные в банкомате.

    Еще один плюс для банков – уменьшение затрат, так как можно будет закрыть большое количество отделений, сократить персонал, который станет просто не нужен. Эта экономия на расходах будет отражена в более низких ставках при финансировании, от чего выиграют все.

    – Во многих странах сейчас идет процесс перехода от наличных денег к cashless economy (безналичной экономике – прим. ред.). Работает ли Bank of Cyprus в этом направлении?

    – Я думаю, к этому все придут рано или поздно. Кипр, к сожалению, очень сильно отстал от остальной Европы в этом отношении, но если приложить конкретные усилия, то догнать лидеров можно очень быстро, за год-два. Особенно если есть желание – а оно, безусловно, есть – привлекать туристов. Сейчас приезжающим сюда европейцам сложно понять, почему нельзя расплатиться при помощи телефона. Для них оплата только наличными – необъяснима. И, как я уже упоминал, Вank of Cyprus вкладывает немалые средства в развитие цифровых услуг. Такой переход неизбежен, мир ведь меняется.

    – Каковы, на ваш взгляд, основные риски, присущие кипрской банковской системе?

    – Главное: кипрской системе не хватает масштаба, чтобы развиваться с той скоростью, которая может требоваться в сегодняшних реалиях. Из-за внешних ограничений решения принимаются медленно. Но в этом же заключается и преимущество: экономика маленькая, места для развития много.

    – Приведите пример перспективных, с вашей точки зрения, направлений кипрской экономики.

    – Помимо традиционных областей – туризма, недвижимости – появляются и новые, например, ИТ. Большой потенциал развития у судоходного сектора, ведь Кипр – очень популярная юрисдикция у судовладельцев. Мы в Вank of Cyprus сейчас достаточно активно, но при этом аккуратно, развиваем финансирование в этой области.

    – Достаточно ли ликвидности для таких крупных проектов?

    – Конечно. С ликвидностью пробем сейчас нет: доверие к банкам восстановлено, клиенты опять начинают вкладывать в них средства. Повторюсь: проблема в том, что размеры и масштаб кипрской экономики не позволяют всю эту ликвидность разместить. Плюс после 2013 года требования к заемщикам стали намного жестче. Поэтому денег много, но раздавать их налево и направо, как было раньше, уже никто не будет. Нужны качественные заемщики, но их, к сожалению, не так много, как хотелось бы. Банк готов финансировать развитие экономики, но пока наберется критическая масса таких «правильных заемщиков», пройдет какое-то время.

    – Вы имеете дела с Кипром уже достаточно давно – как вы оказались здесь в первый раз?

    – Впервые я приехал на Кипр в 2003 или 2004 году. Я тогда работал в американской юридической фирме, у которой был офис в Москве, и на Кипре мы оформляли сделку.

    – И какое было первое впечатление?

    – Замечательное, потому что я приехал в ноябре, когда в Москве уже было холодно и серо. А здесь 28°С, море теплое, еда вкуснейшая! Все было прекрасно! На Кипр я ездил достаточно часто, так как был вовлечен в работу «РУСАЛа», у которого на Кипре есть офис. А в 2014 году я стал членом Совета директоров Вank of Cyprus и с тех пор бываю здесь минимум 10–12 раз в год.

    – На ваш взгляд извне, какие изменения на Кипре произошли за это время?

    – В 2013 году, в разгар финансового кризиса, страна производила достаточно мрачное впечатление. Однако за последние пять лет ситуация значительно улучшилась. У людей снова появилась уверенность в завтрашнем дне, экономика растет, туризм набирает обороты, активно ведется строительство.

    Я считаю, что у Кипра очень хорошие перспективы. Да, он перестает быть традиционным корпоративным центром, каким был для российских компаний долгие годы. Но спрос всё равно остался, потому что те ограничения, которые сейчас вводятся в отношении офшоров, затрагивают не только Кипр, но и другие юрисдикции. При этом на Кипре уже есть всё необходимое для эффективной корпоративной инфраструктуры – и специалисты, и опыт, и хорошее отношение к россиянам.

    – Ваш краткосрочный прогноз для Кипра?

    – Безусловно, положительный. Нынешнее руководство Кипра прекрасно понимает, как обеспечить привлекательность для инвесторов – и существующих и новых, – и это главное.

    sb34 goldman2 1Максим Гольдман

    Вице-председатель Совета директоров Bank of Cyprus.

    Бывший директор по стратегическим проектам ГК «Ренова», где координировал развитие различных крупных активов под управлением группы. Ранее был заместителем инвестиционного директора ГК «Ренова» и отвечал за ведение инвестиционной политики и сопровождение ключевых сделок M&A.

    В 2005–2007 годах – вице-президент и международный юрист в ОАО «СУАЛ Холдинг», управляющей компании ОАО «СУАЛ», второго по величине производителя алюминия в России. Участвовал в создании компании «UC RUSAL». С 1999 по 2005 годы работал в компании Chadbourne & Parke LLP в Нью-Йорке и Москве.

    Окончил Калифорнийский университет (Лос-Анджелес, США) по специальностям «Юриспруденция» (доктор права) и «История» (бакалавр).

    В Совете директоров Bank of Cyprus – член Комитета по назначениям и корпоративному управлению и Комитета по управлению рисками.

     

  • Read 1129 times