Кириакос Скордис: «Главное – взаимное доверие и уважение»

Кириакос Скордис: «Главное – взаимное доверие и уважение»

  • Вторник, 04 августа 2015 03:00
  • Юридическая компания Scordis, Papapetrou & Cо. LLC – одна из немногих на Кипре, чьё портфолио включает сопровождение сделок на суммы свыше 1 млрд евро для клиентов уровня «Сбербанка», ВТБ и Merrill Lynch. Основанная в 1973 году, сегодня фирма работает как на Кипре, имея офисы в Никосии и Лимассоле, так и на международном рынке, с представительствами в Афинах (с 1999 года), Москве (с 1991 года) и на Мальте (с 2013 года). Старший партнёр Scordis, Papapetrou & Cо. LLC Кириакос Скордис, получивший образование в Лондоне и присоединившийся к фирме в 1994 году, рассказывает о самых важных изменениях в кипрском законодательстве за последние два года и раскрывает секреты работы с бизнесменами из России.

     

    ПРОЦЕДУРА BAIL-IN И ЕЕ ЛЕГАЛЬНОСТЬ

    – Какие изменения в законодательстве за последние два года являются, на ваш взгляд, самыми важными?

    – Возвращаясь к событиям 2013 года, стоит, прежде всего, выделить закон о реабилитации (Law on Rehabilitation; изначально – The Resolution of Credit and Other Institutions Law of 2013 – L. 17(Ι)/2013), который сделал возможным вовлечение вкладчиков Laiki Bank и Bank of Cyprus в процесс оказания экстренной финансовой помощи (bail-in). Он стал ключевым изменением, которое повлияло на кипрское деловое сообщество и кипрскую экономику в целом. Закон позволил властям объединить Laiki Bank – или другими словами, провести его принудительную продажу – с Bank of Cyprus и осуществить процедуру bail-in («стрижку»).

    – Насколько это решение было оправдано с юридической точки зрения?

    – Оправданным было решение применить положения закона в отношении Laiki Bank. Однако сам процесс слияния двух вышеупомянутых банков, на наш взгляд, таковым не был. Он заключался в вынужденной продаже LaikiBank и принудительной его покупке другим банком, BankofCyprus. Принудительная продажа законом предусмотрена, но принудительная покупка – нет, что делает её нелегальным действием. Далее стоит выделить вопрос гарантирования депозитов с точки зрения процедуры bailin. Создалось ошибочное впечатление, что эти депозиты были защищены (гарантированы) правительством, как это предусмотрено законом. Как известно, существует специальный фонд, куда все банки делают небольшие взносы в отношении депозитов каждого из своих клиентов. Это общая европейская практика, прописанная в законодательстве ЕС. Но и она не была применена на Кипре соответствующим образом: вместо того, чтобы своими силами компенсировать гарантированные вклады в размере до 100 тыс. евро, правительство исключило эти вклады из процедуры bail-in. Значит, остальные вкладчики пострадали ещё больше, ведь именно их депозиты были использованы как гарантия первых 100 тыс. евро.

     

    ПОЛИТИЧЕСКИЕ СООБРАЖЕНИЯ

    – Какие ещё изменения в законодательстве вы бы отметили?

    – Стоит обратить внимание на те нормы, которые еще не утверждены, но в будущем серьёзно повлияют на бизнес и экономику в целом. Например, это законы, касающиеся упрощения процедуры сбора банками задолженностей с должников.

    – Как вы считаете, почему этот пакет законов до сих пор не одобрен?

    – По той же причине, по которой Кипр отклонил первое предложение Еврогруппы в 2013 году: чисто по политическим соображениям. В конечном счёте, всем ясно, что если мы занимаем деньги в банке, мы должны выплачивать заём. На Кипре всегда действовало так называемое защитное законодательство, охраняющее трудовые отношения и поддерживающее «слабые» классы. Хотя, на мой взгляд, у нас пока нет слабых классов, здесь очень высокий уровень жизни. В итоге чрезмерная защита привела к появлению групп со своими интересами и привилегированных классов. И эти группы и классы ищут возможности устанавливать свои правила, которые мешают правильному функционированию рынка.

     

    ПРОГНОЗ НА БУДУЩЕЕ

    – Каковы ваши ожидания на 2015 год?

    – Важно сдержать обещания, данные нашим европейским кредиторам. Важно модернизовать экономику и помочь Кипру стать более конкурентоспособным на международной арене. Помимо этого, необходимо создать стабильный климат, стимулирующий инвестиции в местную экономику. Мне кажется, люди на Кипре привыкли к сравнительно лёгкому образу жизни. Пора вспомнить, ка- кой была ситуация 30-40 лет назад, когда все усердно работали на общее благо.

    – По вашему мнению, реально ли провести требуемые реформы?

    – Всегда есть луч надежды. Я верю, что мы способны модернизировать наше общество и экономику. Не стоит забывать, что на Кипре много квалифицированных специалистов и образованных людей.

     

    СПЕЦИФИКА РАБОТЫ С РОССИЙСКИМ БИЗНЕСОМ

    – У вашей компании немало клиентов из России. Эксперты предрекали, что российский бизнес покинет Кипр после событий 2013 года. Однако большинство россиян, за исключением нескольких крупных инвесторов, всё же остались на Кипре. Почему, как вы думаете?

    – На самом деле, за последние два года очень многие покинули Кипр либо значительно сократили своё присутствие здесь. Те, кто остался, приняли такое решение, скорее всего, потому, что между местными профессионалами и клиентами устанавливаются очень прочные связи. Благодаря взаимному доверию и уважению деловое сотрудничество сохранилось. Кипрские профессионалы очень трудоспособны и в своей работе не ограничены пределами Кипра. Кроме того, многие клиенты принадлежат юрисдикциям, которые еще недостаточно окрепли и за последние пару десятилетий пережили свои взлеты и падения. Я имею в виду не только Украину и Россию, но и Восточную Европу. Такие клиенты понимают: риски существуют везде. Например, российская экономика с начала перестройки прошла, по меньшей мере, три кризиса, и сейчас страна переживает кризис, разразившийся в 2013 году. Другими словами, на фоне экономических проблем в их собственных странах, кипрский кризис не кажется таким клиентам столь серьёзным.

    – Почему российские клиенты обращают к кипрским адвокатам? Какие основные сферы их интересуют?

    – Главная причина – это доверие и прочные отношения. С нами легче найти общий язык, чем с адвокатами из многих других юрисдикций. Кроме того, кипрские адвокаты – опытные профессионалы, работающие на международном уровне. Они могут добиться необходимых результатов в короткие сроки. Как известно, российские бизнесмены нетерпеливы, им нужны быстрые результаты. В моей личной практике есть примеры дел, касающихся «бракоразводных» процессов компаний. Нередко этот процесс имеет отношение к Кипру, поскольку холдинговые компании базируются именно здесь. Кипрские адвокаты хорошо знакомы с такого рода спорами между акционерами. В нашей практике есть несколько крупных разбирательств, которые были успешно разрешены в кипрских судах. При этом в суде на родине клиентов выиграть эти дела вряд ли бы удалось. Многие наши российские клиенты считают, что их интересы будут в большей степени удовлетворены, если они будут вести судебные тяжбы либо не только в России, либо вовсе за рубежом. Так, я вел дела в Нью-Йорке, Стокгольме, Лондоне, Цюрихе, Женеве, а также в Москве и даже в Кемерово. За почти два десятилетия активной работы, я пришел к выводу, что, как и любые другие бизнесмены, россияне ориентированы на результат и предпочитают ясные простые советы теориям юриспруденции.

     

    ЛОКАЛЬНО И ГЛОБАЛЬНО

    – Расскажите немного о своей компании. Насколько нам известно, вы объединились с другой юридической фирмой. Что стало причиной такого шага?

    – Любая организация должна меняться, развиваться и расти. Это и внутренний рост, и сотрудничество с другими компаниями. Мы давно думали о присутствии в Лимассоле, у нас много российских клиентов именно в этом городе. Поэтому мы решили начать сотрудничество с лимассольской компанией, которая разделяла бы наши принципы и интересы. Тем же мы руководствовались и при открытии офиса на Мальте, где нашим партнером является опытный адвокат, бывший спикер парламента и бывший министр иностранных дел Майкл Френдо.

    – Каким направлениям работы вы отдаете предпочтение?

    – Адвокат не может быть мастером на все руки, у всех у нас есть свои предпочтения и специализации. В то же время, в такой маленькой стране, как Кипр, юридические фирмы в основном небольшие (по международным стандартам). Поэтому наша практика, как правило, более обширна, чем, скажем, у лондонского адвоката, который может всю свою жизнь посвятить одной узкой сфере. Лично меня больше всего привлекает разрешение споров (судебные разбирательства, арбитраж), так как эта работа сочетает в себе применение правовых знаний и стратегии, планирование, зачастую по сценарию «всё или ничего». Особенно мне нравится заниматься сложными делами: именно они позволяют хорошему адвокату проявить себя, применить все свои навыки, знания, стратегии, опыт и инновации. В последнее время мы обеспечили юридическое сопровождение таких крупных сделок, как покупка акций отелей AlexandretheGreat и LeMeridien, например. Наша фирма вела множество крупных дел по слиянию и поглощению компаний, а также других финансовых проектов. Мы сопровождали сделки на суммы свыше 1 млрд евро для клиентов уровня «Сбербанка», ВТБ, MerillLynch, причём не в качестве субподрядчиков международных адвокатских фирм, а как самостоятельная компания. Этим мы и отличаемся от большинства кипрских адвокатских фирм.

  • Read 3114 times